Обмеление реки Урал – с точки зрения науки
Урал - териториия исчезновения
«Я точно знаю, чего не надо делать»
Академик Александр Чибилев, проживающий в Оренбурге, - один из самых авторитетных в мире науки людей, который знает об экологии реки Урал все. Ну или практически все. Начиная с 80-х годов 20 века академик изучает состояние этой реки и является автором множества научных работ, посвященных этой реке. Хотя сам Александр Чибилев в ответ на подобные комплименты отвечает:

"Когда меня спрашивают «Что делать?», я больше знаю, чего не надо делать, поскольку могу проанализировать ранее совершённые ошибки".
А ошибок, как считает академик, было немало. Это и освоение непродуктивных, малоурожайных земель, что теперь наносит ущерб всему бассейну Урала. Это и Ириклинское водохранилище, построенное для узких целей в качестве охладителя гидроэлектростанции. И строительство промышленных предприятий, которые сейчас, даже закрытые, продолжают отравлять водоёмы.
- Никто не просчитывал возможный ущерб от этих действий. Попадавшие ранее в водоёмы загрязняющие вещества аккумулировались в донных отложениях, и мы не знаем, сколько их там накопилось. Это наследие – мина замедленного действия. Сейчас мы пожинаем плоды человеческой деятельности ХХ века. И накопленный экологический ущерб из года в год только усугубляет ситуацию, - считает Александр Чибилев.
Известны лишь предварительные, очень неточные, подсчеты объема промышленного загрязнения, которые были обнародованы в 2017 году в специальном докладе предварительных результатов исследований реки Урал казахстанско-российской группы ученых. Отчет подготовлен на основе материалов, подготовленных экспертами из Казахстана (Кеншимов А.К., Шортанбаев М.) и Российской Федерации (Нестеренко Ю.М., Левыкин С.В.) под общей редакцией Ахметова С.К.
В бассейне Урала скопилось 20 млрд тонн (!) промышленных отходов. В указанную сумму входят и отходы обогатительных фабрик, и вскрышные, и вмещающие породы.
В этом докладе говорится: «В бассейне Урала скопилось 20 млрд тонн (!) промышленных отходов. В указанную сумму входят и отходы обогатительных фабрик, и вскрышные, и вмещающие породы. Тысячи гектаров земель отведены под полигоны и свалки для хранения промышленных отходов».

Тут стоит сделать маленькое пояснение – под бассейном подразумевается площадь территории, с которой стекаются притоки в реку Урал. Всего у Урала 58 притоков, из которых самыми крупными являются Сакмара, Илек и Чаган. После того, как в верховьях Урала было построено Ириклинское водохранилище, 80 процентов воды в Урале - это вода, поступающая из Сакмары.

Плотины на реке - не единственная проблема
- В целом, деятельность водохранилищ не преследует цели сохранения экосистемы реки. Многие водоемы, построенные в верхней и средней части бассейна, используются неэффективно. Их надо пересматривать, - считает Александр Чибилев.

Так действительно ли плотины и водохранилища влияют на снижение уровня воды в реке? В настоящее время именно строительство водохранилищ в русле Урала и его притоках многие называют одной из причин обмеления реки. По данным академика Чибилева, снижение уровня воды в реке начало наблюдаться еще в 70-х годах 20 века. Именно в этот период в верхнем течении реки Урал начинается строительство гидроэлектростанций и, соответственно, крупных водохранилищ. Сегодня в бассейне Урала, кроме Ириклинского, насчитывается 12 крупных водохранилищ, каждое из которых объемом не менее 10 млн кубических метров воды.
Волги уже не существует, вместо неё – каскад водохранилищ. Верхний плёс Урала на одну треть зарегулирован.
- Созданная межгосударственная комиссия по проблемам трансграничных рек своей целью ставит сохранение реки, но как сохранить ее, если мы строим водохранилища в той же Башкирии, где формируется сток? Волги уже не существует, вместо неё – каскад водохранилищ. Верхний плёс Урала на одну треть зарегулирован. Долгие годы главным преимуществом Урала перед всеми реками южного склона европейской равнины (Дон, Днепр, Днестр, Волга) было отсутствие водохранилищ и плотин в нижнем и среднем течении.
Среди различных проектов по спасению реки Урал часто предлагается выделить деньги на углубление дна Урала. Ученые принципиально не согласны с таким предложением и называют углубление дна реки авантюрой.
- От того, насколько мы углубим дно реки, количество воды в ней не изменится. Вместе с тем, есть проблема загрязнения русла реки – стволами деревьев, которые создают заторы, водорослями и тиной. Но в природе, в естественной среде, есть множество механизмов, которые работают. Например, естественный весенний паводок смывает сильным течением заторы из упавших деревьев и размывает песчаные острова и перекаты. Большое количество сине-зеленых водорослей, появление которых мы, люди, воспринимаем негативно, на самом деле хорошо очищают воду от промышленных загрязнений, - говорит Серик Хаиров, руководитель научно-технической лаборатории водных ресурсов Урало-Каспийского бассейнового управления.
Думать глобально, действовать локально
Галидолла Азидуллин, руководитель Урало-Каспийской водной инспекции, также скептически относится к идее искусственной расчистки русла реки. По его мнению, это немыслимо дорого и бессмысленно.

- На самом деле нужно расчищать русла каналов и притоков, которые впадают в реку Урал. Мы проинспектировали Урало-Кушумский канал и увиденное сильно удручает, так как многочисленные плотины и водохранилища практически остановили течение воды. Как следствие – русло каналов зарастает камышом и водорослями. Не происходит стока воды. То же самое происходит с руслами малых рек в бассейне Урала – Барбастау, Деркул, Большой и Малый Узень. То есть половина этих малых рек уже не доносит свою воду до Урала. Неудивительно, что уровень Урала падает, - считает Галидолла Азидуллин.

Александр Чибилев считает, что неправильно связывать обмеление Урала исключительно с наличием водохранилищ. Данные многолетних наблюдений показывают, что и до строительства водохранилища на реке наблюдались годы многоводные и маловодные. Эти периоды имеют свою цикличность и тесную взаимосвязь с климатическими изменениями.


Еще один климатический фактор оказывает влияние на Урал в более глобальном смысле. Речь идет о таянии полярных шапок земного шара. По мнению ряда учёных, откалывающиеся от полярных ледников айсберги могут остужать теплые океанические течения в Северной Атлантике, которые влияют на формирование погоды в Евразии. Александр Чибилев также обращает внимание на то, что глобальные климатические изменения влияют на все реки серединной части Евразии.
Климатические изменения недостаточно изучены, и в том числе потому, что большую часть поверхности нашей планеты занимает океан с его течениями, изученность которого значительно ниже, чем населенной суши
- Необходимо признать, что истинные причины и масштабы глобальных климатических изменений, несмотря на многочисленные данные и прогнозы, слабо изучены. Одно можно сказать точно, что эти изменения особенно чувствительны в срединных регионах Евразии, где находится бассейн р.Урал. От маловодья страдают Дон, Кубань, Терек, Волга, Урал. А на Алтае и восточнее его, включая бассейн Амура, наблюдаются катастрофические наводнения. Климатические изменения недостаточно изучены, и в том числе потому, что большую часть поверхности нашей планеты занимает океан с его течениями, изученность которого значительно ниже, чем населенной суши, - считает Александр Чибилев.
Выпитый Урал
Изменения, происходящие с Уралом, привлекают внимание общественности еще и по той причине, что эти изменения видны невооруженным глазом – так как на берегах Урала проживает огромное количество людей. По данным статистики, по всей протяженности Урала – от отрогов Уральских гор в Башкирии и до его впадения в Каспийское море - проживает более 4 млн человек. Они не только видят, что происходит с рекой, но и являются главной причиной происходящих изменений – пользуются рекой и потребляют воду. В официальных документах такое влияние людей на Урал так и называется – водопотребление и водопользование.

Не лучше обстоят дела и с промышленным потреблением воды из Урала. Промышленные заводы, забирая воду из Урала, сливают в реку уже загрязненную воду.

- Поэтому на сегодня мы должны адаптировать природопользование к водам малой обеспеченности, отказаться от большого потребления воды и в будущем быть готовыми к критически маловодным периодам, - считает Александр Чибилев.

Он отметил, что такие экстремально маловодные периоды наблюдались в 20-е годы и в 1954-55-е. Как и, наоборот, в 1942 и в 1957 годах Урал вышел из берегов, и даже сносил бурным течением железнодорожные мосты.

- Единственное, в чем я уверен (несмотря на общий тренд), что будут еще многоводные годы, и Уральск снова будет тонуть, и наступит похолодание. Природа на планете постоянно изменяется. Поэтому я постоянно говорю о необходимости научного сопровождения, длительных и регулярных исследований, о возрождении реки с помощью фундаментальной науки, - подытожил Александр Чибилёв.

Осетры
Река Урал до недавних пор считалась основным поставщиком черной икры и осетрины на мировой рынок. В 1970-х годах добытая в Урале черная икра составляла 40 процентов всей черной икры на мировом рынке. В 90-х годах ученые уже говорили о том, что осетровых в реке стало в 40 раз меньше, чем в 70-х. А в настоящее время выше Атырау осетровые не встречаются, в принципе. Александр Чибилев в 70-х годах составил атлас нерестилищ осетровых в русле Урала. Сегодня он признает, что этот атлас безнадежно устарел, но восстановление осетровых он предлагает рассматривать как четкий критерий восстановления экологии Урала.

Фото Урала 1962 года
- Восстановление стада осетровых – это, скорее, ориентир, возможно, утопическая цель. А наличие самих осетровых в реке – это индикатор экологического состояния реки. Появятся в значительном количестве осетровые в реке – значит, река «выздоравливает». Как, например, на самой загрязненной в 1960-х годах в Европе реке Рейн была разработана программа «Лосось-2000», и лосось появился, хотя до промысловых масштабов еще далеко, - считает Александр Чибилев.
У нас очень много денег тратится на проведение конференций, "круглых столов", форумов, и совсем мало - на конкретные действия.
Сегодня академик предлагает властям России и Казахстана принять конкретные шаги по восстановлению Урала. - Да, оба государства тратят огромные средства на восстановление Урала. Но достаточно беглого обзора статей расходов этих денег, чтобы понять – эти деньги не дадут эффекта. У нас очень много денег тратится на проведение конференций, "круглых столов", форумов, и совсем мало - на конкретные действия. На мой взгляд, потенциал государственных органов нужно направить на то, чтобы придать Уралу особый статус.
- Река Урал и его притоки, как носители уникального биологического и ландшафтного разнообразия, источники водоснабжения, обладатели ценнейших рекреационных ресурсов, а на участке от Уральска до Каспия, вообще, практически единственный источник жизни, нуждаются в особом статусе охраняемой природной территории. По крайней мере, отдельные участки рек: истоки верховья с обилием родников, ущелья на горных реках и участки долины с обильными пойменными лесами и озерами, места обитания, миграции редких видов, нереста ценных видов рыб и т.д. - рассказывает Александр Чибилев
В законодательствах некоторых стран имеется, например, категория «заповедные реки». В советское время статус «заповедной зоны» имел участок реки Урал от устья Барбастау до Северо-Каспийского взморья. В 1980-е годы мы проектировали продление заповедной зоны на реке Урал до устья р.Илек. Над особым статусом нашей реки и должна работать российско-казахстанская Комиссия, а иначе зачем она создавалась (?), - объяснил Александр Чибилев свою позицию относительно статуса реки.
4 миллиона 200 тысяч человек проживают на территории бассейна реки Урал. Вопрос о спасении реки все еще отстается открытым.
Текст Лукпан Ахмедьяров, фото Рауль Упоров, видео Артем Букреев
"Проект «Развитие журналистики: проблемы изменения климата» нацелен на выявление и решение проблем прогрессирующего изменения климата посредством развития и укрепления секторов независимых СМИ в Центральной Азии при менторской поддержке экспертов из Центра Медиа Развития в Кыргызстане, редакций Anhor.uz в Узбекистане и Asia-Plus в Таджикистане, интернет-журнала Vласть в Казахстане и реализуется n-ost (Германия) и Международным центром журналистики MediaNet (Казахстан) при поддержке Федерального министерства экономического сотрудничества и развития Германии"
Made on
Tilda